June 26th, 2012

Мне вечности, пожалуйста. И побольше.

Демон был какой-то весь помятый. Как будто не спал три дня. Или спал, но прямо в одежде. Куцый пиджачок из дешевой ткани весь сморщился, словно им кто-то мыл пол, причём не вынимая демона из этого пиджака. Туфли был весьма поношены и чрезвычайно давно не чищены. Помятая светлая шляпа с потёртыми полями была чем-то заляпана, и в целом создавала вид найденной на помойке вещи.

- Вы… Вы кто? – осторожно спросил Василий.

Демон прокашлялся от едкого дыма благовоний и, пытаясь разогнать смрад ладонью, недовольно буркнул:

- А ты кого хотел увидеть?

- Так вы – Демон? – с придыханием прошептал Василий, не веря своим глазам. Демон после этих слов внимательно уставился на Василия, слегка склонив голову на бок.

- На идиота не похож, вроде, - медленно протянул демон, задумчиво почёсывая шею, - Ты чего, дядя, обкурился? Ты демона призвал, демон перед тобой. Давай ближе к делу.

- К делу, - глупо повторил Василий, во все глаза пялясь на существо, развалившееся сейчас в его кресле.

- Блин… Видимо действительно идиот попался, - выругался демон, - Ну если ты так тупить будешь, может мне в следующий раз к тебе заглянуть?

- А…, - спохватился Василий, - Нет, нет! Давайте займёмся делом! Сейчас же!

- Ну, так-то лучше, - проворчал демон, доставая из кармана пиджака потёртую записную книжку, - Валяй, сочиняй!

- Чего сочинять? – не понял Василий. Демон опять внимательно рассмотрел Василия, но на этот раз решил воздержаться от едких комментариев.

- Что ты за свою душу хочешь? Давай, повествуй! Записываю!

- А, ну так это, - Василий заулыбался и подбоченился, - Я хочу вечную молодость!

- Веч-ну-ю мо-ло-дость, - записал в блокнот демон, диктуя сам себе. После чего выжидательно уставился на Василия.

- Что? – опять не понял Василий.

- Ещё какие-нибудь пожелания будут? – терпеливо спросил демон.

- Да хватит мне, - снова улыбнулся Василий.

- Хорошо, давай тогда с этим разберемся, - демон положил блокнот назад в карман и откинулся в кресле, - Итак, ты жаждешь вечной молодости. Давай определимся, насколько вечной и насколько молодости?

- Ну как... молодости, как молодости, - растерянно пробормотал Василий, - Какая она ещё бывает-то?

- Возраст какой?

- А… Это? – Василий опять улыбнулся и самодовольно сказал, - Хочу чтобы мне всегда было двадцать лет!

- Ну что же, хороший возраст! – демон утвердительно кивнул головой, - Одобряю. Теперь насколько вечной должна быть твоя молодость? Сколько ты жить хочешь? Сто лет? Двести?

- Нет-нет, - замотал головой Василий, - Я хочу жить вечно. Совсем вечно!

- Совсем вечно? – переспросил демон, прищурившись, - То есть, совсем-пресовсем?

- Да! Совсем-пресовсем!

- Хм… хорошенькое дело, - демон почесал в затылке, - А когда же ты тогда умрёшь, чтобы мы твою душу получили?

- А никогда! – самодовольно улыбнулся Василий.

- Вот даже как? – протянул демон, внимательно рассматривая клиента, - Интересненькое дело. А нам тогда какой с этой сделки цимес?

- А ваши проблемы меня не волнуют! - хихикнул Василий, - Сказано, что душу можно продать на любых условиях – значит, на любых условиях. Мои условия – вечная молодость.

- Вот даже как… - демон задумался, - Хорошо, смерть от несчастного случая?

- Исключено! – Василий явно упивался своим планом. Он казался ему безупречным.

- То есть, если ты останешься без воздуха, то…

- То должен остаться жив! – отрезал Василий. Демон опять задумался.

- А если тебе голову отрубят?

- Хочу, чтобы назад выросла!

- Твою жеж мать, - выругался демон, - Сильно! То есть, ты ещё и полной регенерации хочешь?! А если совсем прям на кусочки разорвёт?

- Чтобы собрался!

- Терминатор Василий. Ужас какой, - пробормотал демон, - То есть, ни при каких условиях ты не должен умереть, это твои условия?

- Да! – кивнул головой Василий.

- И всегда прямо молодой?

- Да!

- А болезни?

- Ни-ни! – воскликнул Василий.

- Хорошо, я понял. Сложное дело, сложное, - демон ещё некоторое время колотил пальцами по подлокотнику кресла, после чего достал из кармана чистый лист бумаги.

- Подписывай, - приказал демон, ткнув пальцем в нижний край листа. Внезапно в руках у Василия оказалось перо, а на бумаге проступили красно-кровавые буквы.

- Ух ты! – выдохнул Василий, восторженно перводя взгляд с пера на бумагу и обратно.

- Ухать будешь потом, филин. Ставь подпись, да я побежал.

Василий быстро пробежал глазами незамысловатый текст контракта, после чего поставил размашистую закорючку.

- В общем, сделка состоялась, - с удовлетоврением сказал демон, скручивая контракт в трубочку и пряча его во внутренний карман пиджака, - Живи теперь, как хочешь. Настоятельно рекомендую не иметь проблем с законом. Будет обидно, если ты потратишь всю свою вечную молодость на вечное пожизненное в какой-нибудь шараге в Тайланде. Ну и сам понимаешь, документы менять – это твоя проблема. Люди не поймут, почему их сосед не стареет. Удачи!

С лёгким хлопком демон растаял, словно его и не было.

Первые двадцать лет Василий откровенно наслаждался жизнью. Сплошные попойки в кругу друзей и красивые девушки в огромных количествах. Мир был солнечным и прекрасным. Через двадцать лет друзья стали потихоньку уходить из жизни, оставляя его в одиночестве. Но Василий не огорчался и с лёгкостью заводил новых знакомых, меняя заодно места проживания и документы.

Отпраздновав свой столетний юбилей, Василий слегка погрустнел. Ничего не изменилось, но сама цифра словно давила на него, заставляла задуматься о пройденном пути. Он ходил по улицам Вены, пинал осенние листья и грустил от того, что женщин, с которыми ему было по-настоящему хорошо, больше нет, а все настоящие друзья, с кем он был знаком ещё в школе, уже давно ушли из жизни.

Годы шли. Времена расцвета государств заканчивались годами депрессии, после которых опять шёл расцвет. Василий сменил сотни профессий и побывал во всех уголках Земли. Вино больше не пьянило. Женщины были не интересны. В целом мире не осталось ничего, чего бы Василий не попробовал. Вечно молодой снаружи и вечно дряхлый старик внутри, он бродил по планете, пытаясь отыскать хоть что-то, что отвлекло бы его хотя бы на пару дней.

Через тысячу лет на Земле не существовало ни одного государства из тех, что были при рождении Василия. Ещё через тысячу лет Василий заметил, что люди кругом уже не такие, какими они были. И самое неприятное – Василий стал сильно выделяться среди нового типа людей своим телосложением. Приходилось мимикрировать. Пожизненные заключения более не страшили его. Он побывал во всех тюрьмах мира и воспринимал «пожизненное» как «пока живо это государство». Через какое-то время очередная революция вновь выпускала его на волю.

Через пятьдесят тысяч лет Василий более не мог находиться в социуме изменившегося человечества. Он был слишком другой. Мимикрировать не получалось. Социализация стала чем-то чрезвычайно сложным и недоступным. Пришлось избрать путь отшельника. Впрочем, ненадолго. Спустя ещё пятьдесят тысяч лет очередная экологическая катастрофа стёрла человечество с лица Земли. Собственно, как и 90% других форм жизни. Наступил голод. Голод протяжённостью в сотни тысяч лет.

Время бежало, не останавливаясь. Василию казалось, что он видит, как растут горы вокруг него. Собственно, он действительно это видел. Ландшафт Земли менялся, новые формы жизни покоряли освободившиеся экологические ниши. Новые хищники были не опасны для жизни, хотя чрезвычайно болезненны. Василий бродил по скалам, отбиваясь палкой от пытавшихся сожрать его тварей. Иногда отбиться не получалось, тогда сожраный очередным чудовищем Василий раздирал жадную тварь изнутри. В томительном ожидании стали пролетать геологические эпохи. 

Через шесть миллиардов лет погасло Солнце. Процес этот чрезвычайно затянулся. Миллионы лет светило становилось всё тусклее, пока не превратилось в чёрную холодную субстанцию. Василий думал, что на этом его страдания закончились, но нет. Они только начались. Он оказался совершенно один на холодном безмолвном шарике, несущемся куда-то в бескрайний космос. Без воды, без еды, без тепла, без воздуха. Исчезли звуки, исчезли чувства. Василий более не мог поговорить даже сам с собой. Терзаем голодом и непркращающейся болью, он сидел на одном месте, боясь пошевелиться, и смотрел на звёзды.

Он сидел и смотрел, как гасли эти звёзды одна за другой. Как прекращали свою жизнь  галактики. Как медленно остывали и гасли целые звёздные сектора. Наконец, погасла последняя точка в бескрайнем чёрном небе, и Василий оказался один в полнейшей тьме.

Демон возник из ниоткуда. Всё в этом же пиджачке, в этой же шляпе с нелепым пятном. Щёлкнув пальцами, он взывал лёгкое свечение, от которого отвыкшие глаза Василия сразу заслезились. Вокруг них волшебным образом выросли стены, и они оказались вдвоём в маленькой комнатке.

- Ну что, здравствуй-здравствуй, мой самый старый клиент! – улыбнулся демон. Василий смотрел на него и пытался шевелить потрескавшимися губами.

- Забери меня отсюда, - прошептал Василий через силу.

- О нет, не могу, это нарушит контракт! – замахал руками демон.

- Убей меня! Пожалуйста! – захрипел Василий, вставая перед демоном на колени.

- Ты знаешь, Василий, твоя хитрожопость мне сразу понравилась. Круто это ты нас так развел, да? Вечная молодость в обмен на душу! И чтобы душу эту твою мы не получили никогда. И рыбку съесть и сам знаешь что!

- Убей. Меня. – ещё раз прошептал Василий. Слова давались ему с трудом.

- Не могу, Василий, не могу. Контракт священен, - демон развёл руками, - Я, собственно, что к тебе явился-то? Я пришёл сообщить, что наша контора закрывается из-за, как ни прискорбно, конца Вселенной. Но так как контракт для нас превыше всего, то все обязательства, взятые на нас, мы выполним в полном объёме. Поэтому, я счастлив сообщить тебе, что отныне твоя Вечность, о которой ты так просил, собственно и начинается. Наслаждайся. Вечная молодость! Это так клёво! И ничего не в силах помешать твоему счастью и вкусить настоящей Вечности.

С этими словами демон исчез, как и появился. Вместе с ним исчез источник света и комнатка. Василий сидел в одиночестве в полной темноте на большом куске замерзшей скалы, и из его глаз катились слёзы. Слёзы эти сразу испарялись в вакууме, оставляя глаза плачущего человека совершенно сухими.

Через пятнадцать минут снова вспыхнул свет и снова перед Василием появился демон. Внимательно осмотрев клиента, он нехотя протянул ему руку.

- А, чёрт с тобой. Не могу я так, хоть ты того и заслуживаешь. Так и быть, пошли в ад, хоть погреешься. Да и поговорить, опять-таки, есть с кем.

Василий медленно протянул демону свою дрожащую руку. Впервые в истории попавший в ад человек был совершенно счастлив сим фактом.